понедельник, 29 апреля 2013 г.

Мировое значение романа М. А. Шолохова "Тихий Дон"



 При подготовке выступления на вечере "Главная книга ХХ века" были использованы материалы папок-досье библиотеки.

Первые две книги «Тихого Дона» вышли в свет в феврале и апреле 1928 года. Часть критиков видела в нём только казачий, или, как они писали, местный характер. Но «местный» роман сначала стал популярен на территории всей России, а потом перешагнул границу.
Пожалуй, история литературы не помнит более стремительного распространения книги по свету. Победное шествие романа по миру начинается в октябре 1929 года – в Берлине. В январе 1930 года «Тихий Дон» издаётся в Париже, в мае – в Мадриде, в августе – в Стокгольме, в ноябре – в Праге, в декабре – в Амстердаме. В январе 1931 г. (урезанный цензурой) он выходит в свет в Токио, в октябре – с вырезанными 166 страницами – в Шанхае. С 1932 года им зачитывается Дания. В 1934 году «Тихий Дон» издаётся в Лондоне, Варшаве, Нью-Йорке, Софии. В 1935 году роман появляется в Будапеште… К нему относятся неоднозначно. Им восхищаются и его боятся. Боятся диктаторы всех стран – настолько жизненна правда, описанная в нём, настолько силён протест против войны, насилия.
  В результате против «Тихого Дона» разворачивается настоящая война. В конце 1929 года - начале 1930-го роман был запрещён в ряде стран Европы. В 1930 году Муссолини не разрешает Шолохову въезд в Италию, расстроив, таким образом, встречу с Горьким, проживавшим на Капри. В 1933 году в Германии «Тихий Дон» включён в список книг на уничтожение. В 1934 году та же участь ждёт его в Китае, в 1974-м – в Чили.
Силу воздействия романа на читателей иллюстрирует случай, описанный венгерским антифашистом, который в Стокгольме на демонстрации встретил группу людей, говоривших по-русски и по-немецки. В руках эти люди несли «Тихий Дон». Побеседовав с ними, венгр выяснил, что это – эмигранты из России, которые пытаются получить право вернуться на родину. К этому их подтолкнули две книги – «Тарас Бульба» Гоголя и «Тихий Дон» Шолохова. Без сомнения, это были представители казачьей эмиграции.
Когда говорят о мировом значении творчества писателя, подразумевают, что он внёс в литературу что-то новое, стал основателем литературной школы.
1929 год в истории западной литературы хорошо памятен появлением известных романов о первой мировой войне и о, так называемом, «потерянном поколении»: «На Западном фронте без перемен» Ремарка, «Смерть героя» Олдингтона, «Прощай, оружие!» Хемингуэя. Авторы этих романов были старше Шолохова и участвовали в войне, которую проклинали в книгах. Но, несмотря на полученный в окопах опыт, они не смогли поднять своих героев до уровня Григория Мелехова. Они были ограничены рамками жанра и писали об одном эпизоде жизни человека – о войне. Герой «Тихого Дона» показан и во время войны, и в мирное время. Уже благодаря этому, его личность более объёмна, чем личности иностранных героев. Но главное отличие, как пишут критики, - в том, что зарубежные авторы не показали прозрения Человека в человеке. Михаил Шолохов в своей эпопее сделал это многократно. В его описании проступало «течение жизни» и эволюция человеческой души. Справедливости ради, стоит сказать, что и материал, который поставляла жизнь Шолохову, был богаче, чем у европейцев. Они писали об обычной войне – войне между государствами и нациями. Шолохов писал о гражданской войне – войне когда «брат идёт на брата, а сын на отца», где психологизм человеческих отношений глубже. Но о гражданской войне писали многие отечественные авторы (например, А. Н. Толстой в эпопее «Хождение по мукам»), однако, никому не удалось подняться до уровня Шолохова, так глубоко проникнуть в психологию героя и народа. Это признали не только читатели и критики, но и писатели всего мира.
Что же новаторского было в «Тихом Доне»?
Во-первых, произошло обогащение традиций классической литературы. Герои Шолохова так же, как герои многих отечественных и зарубежных авторов, ищут свой путь в жизни. Тема духовных исканий не нова. Но все предшественники Шолохова принадлежали к дворянству или творческой интеллигенции, поэтому для описания массовых сцен им приходилось «вживаться» в народ. Шолохов был человеком из народа, поэтому сумел передать правду жизни, чего не удавалось сделать писателям XIX века.
Во-вторых, герои прошлого отгораживались от толпы, уходили в себя. Они не столько жили, сколько созерцали жизнь. Чего стоит, например, поведение Пьера Безухова на Бородинском поле! Григорий Мелехов такой возможности лишён – он весь на виду в своих нравственных исканиях. Его бросает из стороны в сторону, как щепку в водовороте исторических событий, и он вынужден реагировать. Это не пассивный герой прошлого, это – деятельный, живой персонаж.
В-третьих, у Шолохова был собственный подход к созданию эпопеи. При работе над «Тихим Доном» он использовал необычный по тому времени приём – описывал триединство «общество – личность – природа». Именно последнего пункта не хватало другим авторам. Чтобы было понятнее, что именно он сумел сделать, приведу пример из области современного кинематографа. «Тихий Дон» - это первая книга 3D-формата. Попытки ввести природу в описание души человека предпринимались и ранее – вспомним небо Аустерлица в «Войне и мире», которое отражает внутреннее состояние Андрея Болконского. У Шолохова природа и человек едины. Например, для того, чтобы показать, как изменился Григорий, он сравнивает его с солончаком. Как пересохшая, потрескавшаяся земля, не впитывает влагу, так не могла душа Григория принять жалость к человеку – столько было уже испытано горя, столько предательства, столько крови пролито. Аксинья узнаёт себя в ландыше, который ещё радует глаз, но уже начинает вянуть… И природа в его книге откликается на внутреннее состояние человека – если герой гневается, грохочет гром, если плачет - идёт ливень. Этот приём, появившись однажды, повторяется постоянно, вызывая восхищение писателей всего мира и заставляя заимствовать его у Шолохова.
В-четвёртых, Шолохову удалось не только описать (столкнуть лбами) представителей самых разных слоёв населения, но и заставить их говорить в полный голос, выкладывая все свои доводы. Невероятно, но исторические события не затмили в книге Шолохова личность. В этом автор «Тихого Дона» уподобился Гомеру, который к восхищению исследователей, передал индивидуальность каждого из своих героев, а упомянуто их было в «Илиаде» и «Одиссее» более трёх тысяч.

Отдельным представителям современной молодёжи, привыкшим мерить ценность в звонкой монете, трудно понять значимость шолоховских произведений для мира. Приведу один доступный их пониманию факт. «Тихий Дон» выходил за рубежом огромными тиражами, и за каждое издание полагался гонорар. Но по правилам Советской России, деньги эти уходили в пользу государства. Учитывая доходы, которые получал СССР от зарубежных изданий и переизданий «Тихого Дона», Шолохову – единственному в стране – было разрешено брать из Сбербанка любую сумму по первому требованию. К чести Михаила Александровича надо сказать, что он этим правом не злоупотреблял, и никогда не тратил взятые деньги на собственные нужды – только для того, чтобы помочь землякам: отремонтировать школу в станице, проложить дорогу...

О всемирном значении романа можно говорить много и долго. А можно сказать кратко: «получает высокую оценку у критиков, читателей и писателей всего мира на протяжении 85 лет, издаётся и распродаётся многомиллионными тиражами». И этим, на мой взгляд, будет всё сказано.


ЛИТЕРАТУРА

1.    Неженец, Н. Гомер, Толстой, Шолохов / Николай Неженец // Слово. – 1995. - № 11/12. – С. 70-72.
2.     Писатели мира – о Шолохове // Дон. – 1973. - № 9. – С. 156-168.
3.  Прийма, К. «Тихий Дон» в оценке мировой прессы / Константин Прийма // Октябрь. – 1973. - № 12. – С. 191-202.
4.     Прийма, К. «Тихий Дон» в Стране Восходящего Солнца / Константин Прийма // Дон. – 1968. – № 11. – С. 160-173.
5.     Прийма, К. Шолохов в стране Нобель-Приза / К. Прийма // Дон. – 1967. - № 12. – С. 156-167.
6.   Стопченко, Н. Григорий Мелехов: восприятие немецких шолоховедов / Н. Стопченко // Дон. - 2012. - № 9-12. - С. 210-217.
7.    Щербина, В. Мировое признание. «Тихий Дон» М. Шолохова и проблемы современного мира / В. Щербина // Знамя. – 1975. - № 3. – С. 177-190.
8.     Якименко, Л. Мировое значение творчества М. А. Шолохова / Л. Якименко // Новый мир. – 1975. - № 5. – С. 252-261.

Комментариев нет:

Отправить комментарий